О психическом здоровье слово

Дорогие друзья.
У меня уже есть статья о психическом здоровье “Что такое психическое здоровье. Читая Казимира Домбровского“, в которой приводится краткий обзор определений психического здоровья известных организаций и структур с комментариями Казимира Домбровского, польского психолога, психиатра и мыслителя. Если вы интересуетесь или занимаетесь вопросами психического здоровья, эта подборка может вам пригодиться в работе, а может помочь определиться в различиях и понимании этого вопроса для себя лично.

Сейчас же мне хочется поподробнее остановиться на определении психического здоровья, которое на мой взгляд является более эффективным и вдохновляющим. Есть определения негативные – это те, которые психическое здоровье выводят из отсутствия болезни. То есть в любом случае контекст разбора что есть психическое здоровье состоит в разборе психических нарушений и дисбаланса. Позитивные определения – это немногочисленные попытки определить и описать психическое здоровье в категориях здоровья, счастья, удовлетворённости от жизни, яркости, достаточной интенсивности, качества жизни, позитивных смыслов и перспектив. Однако такой путь довольно скользкий: кто же решится взять на себя смелость заявить, что обладает знанием того, что такое здоровье и счастье, смысл жизни и способы его достижения. Ведь именно для этого мы вообще эти разговоры затеваем. Чтобы они нам принесли пользу не только аналитическую, но и практическую.
Я считаю, что прагматичный исследователь находится в выигрышной ситуации, поскольку свои гипотезы и открываемое знание он может немедленно проверять в жизни. Если брать лично меня, то речь идёт о моей частной жизни. У меня не было другой возможности изучать мои теории и знания на других, чем наблюдение и беседы. Я безумно благодарна судьбе и моему научному руководителю за то, что несмотря на мой юридический профиль я могла заниматься вопросами психического здоровья в позитивном ключе и осознавать их значимость для личностной и общественной истории. Это то, что вселяет надежду и желание действовать.
Итак, впервые с неким идеалом психического состояния я столкнулась на заре своих философских исследований восточных боевых искусств и йоги. Этот идеал назывался “безупречность”. Совершенство. Совершенство реализации своей жизненной стратегии. Проблема была в том, что такой стратегии ни у кого из моих друзей не было. Был лишь винегрет из многочисленных тактик. Такая ситуация не способствовала ни целостности, ни понимания, ни радости от жизни, несмотря на изучение многих книг, философий и религий.
Следующим этапом стало вступление на путь научных исследований. Как это не странно, но тот, кто серьёзно занимается каким-либо вопросом раньше или позже приходит к научному методу. Будь это садоводство, будь это возрастные кризисы у детей или прививки, будь это различие между православием и католицизмом – желающий добраться до сути вещей волей-неволей становится научным исследователем. Он изучает разные взгляды, источники, школы, мировую практику, он анализирует, сопоставляет, выбирает, тренирует интуицию на истинность и ложь. В научной деятельности моим великаном, на чьи плечи мне как карлику-докторанту пришлось взбираться, чтобы рассмотреть берега моего предмета стал Казимир Домбровский. Кроме того, что он был доктором психологии, медицины, он был ещё и доктором философии. Успех его теории позитивной дезинтеграции опирался на том, что это была концепция воспевания жизни, всего самого лучшего в человеке, психического и духовного развития, высоких идеалов и ценностей. Такой подход позволил ему в скором времени объявить многие психические расстройства за пределами здоровья и болезни. Он находил в этих состояниях ресурсы для правильного психического развития и укрепления личностного стержня с помощью осознанного идеала, иерархии ценностей и активного задействования творческой энергии человека. Надо ли говорить, что желающих стать клиентами профессора Домбровского было настолько много, что коллеги-психологи и психиатры регулярно разбивали окна его институтов в Варшаве?
Если говорить кратко и по делу, то психическое здоровье для Казимира Домбровского состояло в способности к психическому развитию. Факторы, которые способствуют динамике – это уже упомянутый осознанный личностной идеал, это иерархия ценностей и всевозможная творческая реализация.
Осознание самого человека своего уровня развития и понимание структуры внутренней психической среды, ценности собственной личностной философии уже приводило к позитивным результатам. Кроме того, отличительной чертой терапии Домбровского было стремление обучить человека помогать себе самому. То есть заниматься автопсихотерапией. Самому брать шефство над своей жизнью и развитием.

Не менее впечатляющим был для меня опыт Виктора Франкла, австрийского психиатра, знаменитого своей терапией смыслом – логотерапией. То, что наполняет нас соком жизни – есть смысл этой жизни, даже если в самых ужаснейших обстоятельствах. Благодаря культивированию воли к жизни у своих пациентов, подопечных студентов, товарищам по концлагерю, ему удалось ликвидировать суициды в городе и уменьшить их количество в концлагере.

Обе психотерапии имеют дело с практичным экзистенционализмом – решение психофизического расстройства находится в ответе на вопрос: для чего мы живём, какие наши ценности и смыслы. То есть имеют дело с практической философией. В их случае практическая философия стала “лекарством”. С одной стороны, лекарство кажется простым. Но с другой стороны, надо осознавать, что речь идёт о построении неких ментальных убедительных структур, что само по себе дело довольно ресурсоёмкое и сложно измеримое. При работе с клиентами психиатрам необходимы эффективные и вдохновляющие методики, понятные и результативные. Попытки уместить в этих методиках всю экзистенциональную бездну человека – смелые и достойные уважения.

Как вы смогли заметить, психическое здоровье не может и не должно вырастать из психбольниц или медицинских энциклопедий. Это творческая философская работа по обретению собственной картины мира. Это сложный позитивный путь пересмотра своих прошлых убеждений и их влияния на жизнь и создание нового мира, осознанного, понятного, предусматривающего трансценденцию, то есть преодоление своих горизонтов восприятия. Если говорить о психическом здоровье, картина мира не сразу приходит нам голову. Однако это самый глубокий и надёжный фундамент, который человек способен сам себе выстроить, чтобы устоять в любых обстоятельствах и видеть свои позитивные перспективы развития, роста и тех животрепещущих вопросов относительно смерти, которые обыденное сознание так стремится проигнорировать и замять.

Если говорить о психическом здоровье опирающемся на осознанную картину мира – мы можем с уверенностью говорить о том, что счастье как максимальное самопознание и самореализация возможны, радость от жизни возможны, чудеса, волшебство, бесстрашие, удовольствие от деятельности – возможны, удовлетворяющее качество жизни – возможны, процветание – возможны. И нужные. Более того – быть психически здоровым, счастливым человеком – это наша обязанность перед жизнью. Это также условие счастливого общества.

© 2018, shodashi. All rights reserved