Ненасильственное общение. Nonviolent communication

С методом Маршалла Розенберга я познакомилась много лет назад. Он мне тогда показался немного примитивным, механическим и неискренним. Потому что необходимость проговаривать свои эмоции, потребности и ясное высказывание того, чего я хочу от другого человека без манипуляций, претензий и ожидания, что всё будет по-моему (иначе зачем эта упакованная в угрозу просьба) выглядела для меня ну, мягко говоря не работающей. Прежде всего недоумение вызывал пункт о наблюдении и проговаривании ситуации, которая вызывает вопросы, без искажения фактов своим эмоциональным отношением к ним. Разве такое вообще возможно?

К книге «Язык жизни» я вернулась недавно. Интуитивно почувствовала, что она мне нужна для размышлений об общении, об экологических путях выяснения своих и чужих сообщений и о возможности трансформации болезненных ситуаций в конструктивное русло, когда диалог становится возможным.
Первое, что меня удивило, чего я не заметила в первый раз -так это то, что четырехступенчатая схема (наблюдение, чувства, потребности, просьба) не всегда должны быть озвучены другому человеку. Важно, что они понятны и ясны мне. И этого вполне достаточно для устранения конфликтности ситуации. Тут важно разобраться честно с самим собой, что собственно я вижу, слышу, чувствую, чего я ожидаю, почему нечто меня так ранит и может ли другой человек вообще быть в ответе за мои чувства, может ли удовлетворить мои потребности. Эта работа совсем не механическая, поскольку требует глубокого взгляда внутрь себя, вопрошания, интроспекции.
В общем, конфликт как явление вполне реально всегда и везде, даже в раю. Просто потому, что это результат того, что мы как человеческие существа чувствуем себя отделенными друг от друга и конкурирующими. Скажем так, для индивидуума это нормальное состояние, через противостояние другим, среде, обстоятельствам он себя определяет и реализует, как подросток через отрицание родителей и других авторитетов. Только вот из-за того, что это на корню ложная позиция, она несёт страдание и разочарование, потом желание таки прогнуть мир под себя.
Мне кажется очевидным, что вопрос не в конкретной травмирующей ситуации, потребностях и эмоциях, или в попавшимся под руку человеком. А в том, за кого я себя держу, какая у меня легенда, сказка о мне и мироздании, проще говоря, какое у меня мировоззрение или картина мира. Мы об этом много говорим, но толку в этом мало, когда теория о доброй и справедливой жизни, бесконечном потенциале и ресурсах Вселенной, и меня в частности, глушится громкоговорителем моей эмоциональной реакции на самые безобидные вещи, слова, поступки. Обидчивость, раздражительность, тоска, зависть, вина, стыд, нереализованные желания, непонимание, незнание, чувство ограниченности, невежество в самых разных его проявлениях — это практически базовые состояния, присутствующие в каждом человеке в разной интенсивности.
Таким образом выходит, что конфликт наступает ещё задолго до того, как наступает контакт с другим человеком. Кажется, что конфликт наступает ещё задолго до рождения человека!
Ещё до рождения у родителей стресс от ожидания нового члена семьи и предчувствия нового расклада жизни и интересов. И у нового человека тоже свои ожидания и законные потребности, которые он категорически настойчиво выражает.

Ненасильственное общение подразумевает зрелую позицию сострадания, эмпатии, осознания своих чувств и потребностей, а также безоценочное наблюдение другого человека или группы людей с целью понять их чувства и потребности. Конструктивный диалог, в котором разворачивается жизнь и каждый из участников ситуации раскрывает своё истинное Я. Это диалог от сердца к сердцу.
Думала-думала, что может быть ценнее и не нашла…